Ежегодная конференция операторов и пользователей сети спутниковой связи и вещания в России

Россия в процессе: спутниковому оператору ГП КС нравится ГСО, хочется ВЭО и ведутся переговоры с Viasat & Eutelsat

Питер Б. де Селдинг
Государственное предприятие «Космическая связь» (ГП КС) планирует к 2025 году добавить пять новых спутников серии АМУ в свою группировку, размещенную на геостационарной орбите. ГП КС предлагает государственно-частное партнерство с российским правительством для группировки из четырех спутников «Экспресс-РВ» на высокоэллиптической орбите (ВЭО) для покрытия северных регионов России. Ёмкость также будет доступна и другим сторонам, проявляющим интерес к покрытию в Арктике.

edge
Источник фото: ГП КС

Амстердам – Государственное предприятие «Космическая связь» (ГП КС) - главный спутниковый оператор России. Несмотря на это, ГП КС остается в позиции скромного стороннего наблюдателя в то время, когда в сообществе космической связи вовсю спорят о преимуществах низких околоземных орбит (НОО) по сравнению со средними околоземными орбитами (СОО) и о масштабах бизнеса в сегменте связи на борту самолета. Спорят и о перспективах сетей на геостационарных орбитах (ГСО) – не находятся ли они на пути к забвению?

По крайней мере, такой представляется картина издалека. При ближайшем же рассмотрении мы видим, что ГП КС обращается к российскому правительству и зарубежным источникам за поддержкой в формате государственно - коммерческого партнерства в целях построения системы на высокоэллиптической орбите (ВЭО) для обслуживания России и Арктического региона, а также обсуждает с компаниями Eutelsat и Viasat перспективы Ka-диапазона в России.

По словам её представителей, компания ГП КС предоставила компаниям Eutelsat и Viasat возможность «поплакаться в жилетку» после их недавнего развода по Ka-диапазону.

Представители ГП КС говорят, что доход компании выглядит стабильным и что она готова конкурировать в России с широкополосными группировками на НОО точно так же, как и с операторами ГСО, имеющими права на использование ресурса спутника (landing rights) в России.

Ксения Дроздова, заместитель генерального директора по развитию бизнеса ГП КС, и Евгений Буйдинов, заместитель генерального директора по развитию и эксплуатации систем связи, изложили позицию ГП КС на состоявшейся в Амстердаме недавно конференции IBC.

Каково ваше мнение об идущих в отрасли дебатах относительно НОО vs ГСО?

Дроздова: Безусловно, мы анализируем стратегии, которые формируют наши конкуренты, старающиеся приспособиться к технологическим изменениям. Ни один оператор спутниковых сетей не может игнорировать очевидное: рынок IoT и IT-технологий вот-вот продемонстрирует взрывной рост, и это привлечет миллионы конечных пользователей. Потенциальная прибыльность этого рынка станет очевидной уже в ближайшем будущем.

Каждый оператор пытается найти свое место под солнцем, чтобы заработать свою долю денег на этом рынке.

В настоящий момент происходят безумные вещи - как будто спутниковым операторам бросили в глаза алмазную пыль. Она привлекает взор блеском и новизной.

Операторы пытаются использовать эти новые приложения в случаях отсутствия альтернативы. ГП КС действует как национальный спутниковый оператор. Мы предоставляем услуги там, где действительно нет альтернативы, например, проведенного оптоволокна.

Если нет возможности подключиться к оптоволоконному кабелю или мобильным устройствам, то здесь именно ГП КС может использовать свою ёмкость для предоставления услуг конечным потребителям. Таким образом, мы сосредотачиваем усилия на мобильном рынке, в том числе на услугах связи на борту самолета. Мы не забываем и морской бизнес, и это могут быть датчики для передачи больших данных, а также IoT.

Мы уже предоставляем услуги 250 судам, используя возможности наших спутников на ГСО. Мы также обслуживаем еще восемь судов, действующих в арктическом регионе в качестве ледоколов.

Речь идет о VSAT-терминалах в Ku-диапазона?

Да, мы постоянно испытываем потребности такого рода по многих каналам, чтобы обеспечить эффективную передачу данных. Для организации федеральной сети связи на огромной территории России мы используем Ku-диапазон двух или трех спутников.

Помимо услуг, предоставляемых спутниками на ГСО, существуют услуги, которые могут быть наилучшим образом обеспечены аппаратами на высокоэллиптических орбитах. Если к базовым услугам спутников на ГСО прибавить услуги, предоставляемые спутниками на высокоэллиптической орбите, то мы сможем обеспечивать функционирование интегральной системы на всей территории России. Наш первый приоритет - российские клиенты.

Буйдинов: ГП КС не может позволить себе идти на рискованные коммерческие инициативы. Мы применяем очень осторожную стратегию, предоставляя наши обычные услуги и добавляя к ним дополнительные услуги. То есть, избираем наиболее безопасный путь.

edge
ГП КС в настоящее время обслуживает районы Крайнего Севера, используя свою группировку на ГСО. Источник: ГП КС

Мы твердо убеждены в том, что спутники на ГСО эффективнее всех остальных. Спутники на геостационарной орбите способны работать круглосуточно без перерывов. У нас нет никаких ограничений. Территория России огромна и включает 11 часовых поясов. Поэтому у нас не может быть какого-то единого решения для всех. Мой департамент разрабатывает услуги связи в высокоширотных районах, которые не могут быть покрыты с геостационарной орбиты.

Наша первоочередная задача - обеспечить мобильную связь тем регионам, где она отсутствует. Около 53% населения за Полярным кругом составляют русские.

Дроздова: Это около четырех миллионов человек. Мы не можем оставить их без телекоммуникаций, доступных в остальном мире. Эти четыре миллиона человек находятся там на предприятиях нефтегазовой промышленности. Наши приоритеты включают также и эту аудиторию.

Буйдинов: Самый эффективный способ подключения этих четырех миллионов человек к сетям связи может быть обеспечен с помощью ВЭО. Мы говорим о четырех спутниках в группировке на ВЭО, работающих в Ku-диапазоне. Нам нужно четыре аппарата, причем два из них должны работать одновременно в любое время.

Дроздова: В основном все страны, расположенные вблизи от полярного региона, включая Канаду, будут охвачены этой системой. Эфирная радиосвязь включена в услуги. Ожидается, что аппараты на ВЭО привнесут с собой новые услуги в дополнение к услугам спутников на ГСО.

Каков статус этой программы?

Буйдинов: В данный момент программа находится на обсуждении в российском правительстве, потому что она будет иметь весьма специфическую юридическую форму государственно - частного партнерства. Мы ожидаем, что проект выполнит целевые показатели, установленные правительством.

Дроздова: Мы очень оптимистично оцениваем перспективы, потому что проект уже согласован с министерствами и федеральным ведомствами, в подчинении которых находится ГП КС. Итак, остается последняя задача – утверждение проекта Правительством Российской Федерации. Мы можем сказать, что вопрос улажен и все решено.

Будут ли привлечены также частные инвестиции?

Буйдинов: И частные, и государственные. Государственные инвестиции предназначаются для изготовления спутников, а частные капвложения и инвестиции ГП КС будут направлены на развитие наземной инфраструктуры, которая будет включать в себя создание хаба и клиентских терминалов.

Будет ли ёмкость этой системы продаваться за пределами России в других районах Арктики?

edge
Группировка Экспресс-RV из четырех спутников на высокоэллиптической орбите будет включать 12 точечных лучей Ku-диапазона на каждый спутник и канал «борт-земля» 80-240 Мбит / с на луч, а также канал «земля-борт» 2 Мбит / с для каждого пользователя. Источник: ГП КС

Дроздова: Для тех стран, которые проявят интерес к арктическому региону, можно рассматривать продажу ёмкости иностранным клиентам. На недавнем арктическом форуме в Финляндии был представлен проект Экспресс-РВ, реальный интерес к которому высказали многие страны, в том числе Финляндия и Германия.

Планирование широкополосных спутниковых мега-группировок в крупных странах потребует получения landing rights. Каков статус этого вопроса в России?

Дроздова: Вопрос лучше всего адресовать российским властям. Когда нам нужно получить ту или иную лицензию на использование частот, мы обращаемся в тот же самый Главный радиочастотный центр. Нам нужно пройти одни и те же процедуры. Вы спрашиваете, как эти компании собираются получить одинаковые разрешения, такие же лицензии и права на спуск сигнала. Полномочное ведомство по частотному присвоению в России состоит из множества различных частей и представителей целого ряда министерств. Даже министерство транспорта участвует в процессе. Это сложная система. Мы проходим тот же процесс, те же процедуры, когда нам нужно получить лицензию.

Окончательное решение в частотном комитете принимает Министр связи, но, если та или иная часть этого сложного органа выражает нежелание выдавать лицензию, министр должен принять отрицательное решение. Эти правила применимы к ГП КС точно также, как и к любому другому глобальному оператору.

Глобальные широкополосные группировки на НОО будут покрывать как Арктику, так и экватор. Это что-то меняет в общем раскладе, не так ли?

Дроздова: Это как раз тот самый тип конкуренции, который наблюдается в настоящее время. Программа Экспресс-РВ ничем отличаться не будет. Реальность такова, что на территории России разрешено работать 27 иностранным операторам, и мы продаем более 50% ёмкости за рубеж. И когда будет развернут Экспресс-РВ, наличие или отсутствие глобальной группировки НОО не будет иметь значения. В 2012 году Россия вступила в ВТО и стала очень открытым рынком.

Но если вы планируете проект, а затем видите, что появляются многочисленные конкуренты, разве это не изменит ситуацию?

Дроздова: Я не боюсь конкуренции. Позвольте мне объяснить. Есть много компаний, которые поставляют воду. Однако огромный спрос продолжает существовать и никогда не исчезнет.
Конкуренция продвигает нас вперед. Без нее нам никогда бы не удалось развивать нашу компанию. За последние 12 месяцев у нас прибавилось клиентов на примерно 600 МГц. Они стали пользоваться услугами группировки ГП КС, придя к нам от конкурирующих операторов. Я думаю, показатель впечатляющий.

600 МГц ёмкости переместились от конкурентов в вашу группировку?

Я хочу сказать, что несмотря на конкуренцию, в прошлом году ГП КС получила впечатляющую прибавку проданной ёмкости объёмом в 600 МГц, потому что у нас благоприятные условия контрактов. С нами очень комфортно работать. Клиенты могут в любое время прекратить пользование услугами спутника ГП КС, если они видят, что условия у другого оператора предпочтительнее наших.

Уточните, пожалуйста.

Вы - пользователь ёмкости спутника, и вы решили, что вас что-то не устраивает. Вы можете расторгнуть договор и перейти к другому оператору.

Иными словами, речь не идет о контрактах на определенный обязательный срок, и если клиент решает расторгнуть контракт до окончания такого срока, то он платит неустойку?

Никакой неустойки нет. В отношении российских клиентов применяется российский федеральный закон.

В отношении иностранных клиентов действует иной порядок, и он зависит от правовой схемы, действующей в каждом конкретном случае.

Я не упомянула о других условиях, благоприятных и более практичных для российских клиентов, в частности, о нашей технической поддержке. Не будем забывать о ценах, которые рассчитываются в рублях, и о курсовой стоимости рубля по отношению к доллару - вы знаете, какое положение сложилось в настоящее время. Наконец, есть доступ к телепортам. ГП КС имеет разветвленную систему телепортов по всей России

edge
Клиентская база ГП КС Источник: ГП КС

Буйдинов: В России пять телепортов, принадлежащих ГП КС, и 72 земных станции по всей территории России. В группе технической поддержки круглосуточно дежурят 192 специалиста.

Многие операторы крупных группировок изо всех сил пытаются сохранить доходы. Каким был доход ГП КС в 2017 году?

Дроздова: В рублях была положительная тенденция. Мы в плюсе. Но проблема в том, что обменный курс фактически обнуляет нашу положительную рублевую тенденцию. Мы обнародовали доходы в размере примерно 196 млн долларов, из которых 50% приходятся на Россию и страны СНГ. На самом деле, 50% - очень хороший результат, т.к. многие клиенты используют устройства сжатия. Можно сказать, что 50% из СНГ обеспечили 80% пользователей. Мы подсчитали, что российские потребители ёмкости зарубежного спутникового оператора используют 1000 МГц. Сюда не входят Gazprom или Eutelsat, который продает ёмкость через ГП КС. Eutelsat арендует ёмкость у ГП КС одного из четырех спутников. И из этих четырех спутников два - малогабаритные спутники серии «Экспресс». Два других спутника (Экспресс AMU1 и Eutelsat W7) - общий проект между нами.

Как выглядит 2018 год с точки зрения рублевой выручки?

Дроздова: Мы ожидаем ее прироста.

Почему?

Потому что у нас есть два спутника в очень удобных позициях - Экспресс AM8 (11 градусах з.д.) и Экспресс AM7 (40 градусов в.д.). Экспресс AM8 обеспечивает нам покрытие Латинской Америки, и мы очень активно работаем с клиентами этого региона.

Сейчас в Латинской Америке много конкурентов.

Мы знаем, что конкуренция в Латинской Америке очень острая, и среди прочих там присутствует Eutelsat. Но Экспресс AM8 может обеспечить конфигурацию, которая поддерживает межспутниковые связи между Латинской Америкой и Европой, а также Латинской Америкой и Африкой, что придает этому спутнику особую ценность по сравнению с другими аппаратами. Если говорить о вещании и терминалах, мы используем оборудование, которое приобретается у одной из иностранных компаний. Мы используем оборудование Hughes, Gilat и iDirect. Камнем преткновения, однако, становятся определенные трудности при приобретении этого оборудования ...

Какие именно трудности?

Стоимость оконечного оборудования. Продажи росли, и проявился реальный интерес к этим видам услуг. Мы были очень рады этому, но затем обменный курс стал весьма неблагоприятным, особенно в последние несколько месяцев, и мы поняли, что результаты не так хороши.

Вы упомянули об услугах связи в авиации и на борту в полёте. С кем вы работаете по этому направлению?

Дроздова: Был проявлен интерес со стороны Panasonic и Gogo, а также Viasat в Ka-диапазоне. Мы открыты для обсуждений с компаниями, которые обращаются в ГП КС по вопросам аренды ёмкости. На данный момент для нас это еще не настоящий бизнес. Реальный бизнес для нас в части мобильных приложений – морские суда.

Считает ли ГП КС обеспечение связи на борту самолета в полете (IFC) потенциальным серьезным рынком?

Сложно рассчитать реальный спрос, и это очень затрудняет прогноз.

Некоторые спутниковые операторы рассматривают IFC как большой новый рынок.

Дроздова: Для нас это ни панацея, ни спасение. Для нас это могут быть услуги с добавленной стоимостью.

Буйдинов: Когда начнется эксплуатация КА Экспресс-РВ, мы также сможем захватить некоторую часть спроса, потому что через Северный полюс проходят маршруты авиаперевозок.

Составляет ли морское направление значительную часть вашего бизнеса?

Буйдинов: Это направление приносит нам 10 процентов дохода от VSAT, что составляет примерно 1 миллиард рублей. Мало компаний обеспечивают услуги VSAT на Крайнем Севере. Все, что движется по Балтийскому морю в сторону северного полюса и в северные регионы, охвачено услугами VSAT, предоставляемыми ГП КС. Это одно из наших конкурентных преимуществ. Мы также предоставляем услуги связи для участников морских перевозок в южных районах, в том числе для круизных судов.

Разработанная ГП КС система связи на море (RSCC VSAT Maritime System), используется для роуминга на трех разных спутниках ГП КС и трех телепортах в России. С помощью этой морской системы VSAT мы установили рекорд передачи данных. Нам удалось поймать спутник на угол, равный 1,2 град. Это угол антенны, установленной на корабле в системе автоматического отслеживания. Мы также подключились к самой отдаленной станции на севере, большой станции в точке 82 градуса. На 82 градусах с.ш. угол фиксированной антенны практически равен нулю. Мы гордимся этим.

У вас были большие планы в сегменте потребительской широкополосной связи. Каково состояние дел в настоящее время?

Дроздова: В настоящее время в Ка-диапазоне у нас работает 10 000 терминалов и 25 000 конечных пользователей, включая коллективный доступ, где 10-15 человек используют один терминал. Мы ожидали, что в 2018 году у нас будет около 100 000 конечных пользователей. На деле оказалось меньше. Поэтому мы стараемся делать меньше прогнозов.

На раннем этапе развертывания в Соединенных Штатах и Европе у поставщиков услуг потребительского спутникового широкополосного доступа тоже возникали трудности.

Дроздова: У нас нет другого выбора кроме как верить в этот рынок, учитывая размеры России и условия жизни в нашей стране. В зонах вечной мерзлоты невозможно проложить оптоволоконные линии. Спутниковая связь может оказаться единственным средством общения. Так что для нас это не вопрос веры, это вопрос необходимости.

edge
Широкополосный партнер ГП КС, что бы ни случилось. Источник: Ростелеком

Мы работаем не так, как Viasat и Hughes, потому что мы в России тесно сотрудничаем с одним провайдером, Ростелекомом, который является оператором оптоволоконной связи. Но если этот провайдер не может обслуживать зону вечной мерзлоты, он обращается в ГП КС и покупает ёмкость спутника.

Нет ли у вас планов относительно выделенного широкополосного спутника?

Дроздова: Спутники ГП КС выгодны, потому что мы используем на них разные диапазоны, а именно Ku- и C-диапазоны, а также частично Ka-диапазон. У нас нет спутников, работающих только в Ka-диапазоне. Мы играем с вариантами и разнообразием функционалов.

Мы не намерены продавать ёмкость Ka-диапазона за пределами России. Наши лучи Ka-диапазона в настоящее время нацелены только на территорию России.

Предлагает ли российское правительство финансовые стимулы для развертывания широкополосного доступа на российском Дальнем Востоке или Севере?

На Дальнем Востоке мы предоставляем ёмкость Ka-диапазона. Спрос на этот диапазон там очень высок. Для ГП КС не требуется каких-то отдельных указаний, поскольку мы уже изучили рынок, мы увидели, что в этом регионе есть потребность в ёмкости, и мы начали работать в этом направлении.

Существует разные мнения о том, может ли такой продавец спутникового широкополосного доступа, как вы, зависеть от того, правильно ли такая телекоммуникационная компания, как Ростелеком, продает ваши услуги.

Дроздова: Я полностью согласна. Компания Viasat разработала собственный способ предоставления услуг без каких-либо посредников или поставщиков услуг связи, которым безразличны интересы бизнеса Viasat.
Но Viasat работает в Соединенных Штатах. Мы работаем в России, и мы должны соблюдать определенные российские правила. Среди них имеется нормативный документ, выпущенный Ростелекомом, определяющий условия доступа к телекоммуникационным услугам.

Какова средняя заполняемость вашего флота?

Дроздова: 70%. Мы знаем, что при таком же объеме заполнения ёмкости в 70% стоимость ёмкости снижается по причине обменных курсов. Таким образом, стоимость одного МГц оказывается ниже, чем раньше.

Это общемировое явление.

Дроздова: Да, общемировое. Но мы заботимся о наших клиентах. И даже если цена снижается, мы стараемся оставаться с клиентами, потому что мы сохраняем лояльность даже при этих условиях.

Viasat строит два спутника – монстра, первый для Северной и Южной Америки, второй - для региона EMEA, третий запланирован для Азиатско-Тихоокеанского региона. Viasat ищет партнеров. Вы азиатский оператор ...

Дроздова: Мы также и в Европе работаем.

Не могли бы вы стать партнером Viasat по широкополосному бизнесу в Ka-диапазона?

Дроздова: ГП КС и Viasat ведут переговоры по этим вопросам. Решения пока нет. Нам нравится подход Viasat. Мы находим эти два монстра-спутника вполне привлекательными. Нам нравится, как управляется Viasat, и в настоящее время мы рассматриваем существующие возможности. Их специалисты очень творческие люди. Они полны энтузиазма относительно технических решений компании Viasat. Но не секрет, что российская правовая система несколько снижает степень энтузиазма Viasat.

Несколько лет назад вы добились соглашения с Eutelsat, так что это возможно.

Дроздова: ГП КС и Eutelsat поддерживают близкие отношения в течение 30 лет. Такие отношения гарантируют понимание российской системы со стороны компании Eutelsat. Эта компания приспосабливается к российской системе, и, когда ей необходимо инвестировать, она готова инвестировать - в развитие, наземную инфраструктуру или другие аспекты бизнеса. Когда мы начали обсуждать эти проблемы с компанией Viasat, оказалось, что она не готова вкладывать средства в развитие наземной инфраструктуры, не готова адаптироваться к требованиям российской правовой системы, включая систему координации частотных присвоений. И каждый раз, когда мы отправляем в Viasat информацию о потенциальном развитии координации, они, как правило, умолкают или начинают обсуждать, смогут ли они справиться с предложениями.

Вы знаете, что произошло между Viasat и Eutelsat. Они объявили о партнерстве по широкополосному доступу в регионе EMEA, а затем отменили этот проект.

Дроздова: Мы выступили в роли жилетки, в которую они плакали.

Для Eutelsat или Viasat?

Дроздова: Для обоих.

Ка-Сат стал крепким орешком для Eutelsat.

Дроздова: Ну, это сложная история. Существует академическая дисциплина, называемая «Мультикультурное управление». Мы стараемся сохранить объективность при оценке того, какие варианты лучше всего подходят ГП КС в мультикультурной среде. Мы пытаемся адаптировать нашу стратегию, потому что мы ожидаем, что в ближайшем будущем ГП КС придется действовать между несколькими центрами. Мы находимся где-то между Европой и Америкой. Принимая во внимание сегмент связи на борту самолета, развитие других секторов и нашу географию, судьба ГП КС должна быть в центре решения таких вопросов, как с технической точки зрения, так и в плане наличия спутниковой емкости и стратегического управления. Так я вижу нашу роль.

Это может быть и верно.

Дроздова: Это действительно может быть так - в середине, в центре, между кем-то и кем-то, потому что когда мы пытаемся принять то, что Viasat с энтузиазмом пытается внедрить в своем бизнесе, для нас это трудно. Мы стараемся адаптироваться, приспособиться к характеристикам их спутника для возможного использования того или иного приложения.

Мы также пытаемся адаптировать эксплуатационные характеристики того или иного спутника ГП КС, чтобы подготовить партнеров к инвестированию в наземную инфраструктуру и рассчитать объемы таких инвестиций. Мы также стараемся учитывать специфику их модели развития бизнеса. И это не легко.
***